В социальных сетях зачатую разгораются большие дискуссии об отключениях водоснабжения в Волгограде, благоустройстве территорий на которых ведут работы сотрудники «Концессий Водоснабжения» и других вопросах связанных с коммунальным хозяйством и водоснабжением в целом.
В свою очередь решение ряда застаревших проблем в городской водопроводной инфраструктуре остаются без внимания волгоградцев. Так почему городской водоканал Волгограда ставит себе цель действовать так, чтобы горожане видели не усилия, а результаты корреспондент «ВолгаПромЭксперт» узнал в беседе с директором «Концессий водоснабжения» Валерием Казанцевым.


Валерий Александрович, постоянно наблюдая за тем как Концессии Водоснабжения строят, меняют и модернизируют водопроводное хозяйство , задаюсь вопросом: возможен ли здесь качественный скачок – чтобы горожане почувствовали: «да, ситуация с водоснабжением улучшилась» ?

– Думаю, это не связанные вещи. Качественные изменения в водоканале уже произошли по многим направлениям. Но как вы, горожанин, можете ощутить прекращение слива на почву неочищенных стоков? Если их сливали не в овраг у вашего дома – никак. Состояние канализационных стоков, сбрасываемых в Волгу после очистки, теперь соответствует современным экологическим требованиям. Как вы это заметите?

Но это тоже новое качество ЖКХ. «Концессии водоснабжения» выполняют рекомендации Национальной ассоциации концессионеров и долгосрочных инвесторов — НАКДИ – в области устойчивого развития и зеленых инвестиций. Зеленые инвестиции, их еще называют социально ответственными инвестициями, — это вложения в компании, которые нацелены на создание чистой окружающей среды. Энергоэффективность и ресурсосбережение – это уже ответственное отношение к окружающей среде, но не всё: нужны действия, которые делают мир более чистым, зеленым. Поскольку это общемировое движение, инвесторы очень внимательно смотрят: что компания делает, чтобы не просто не вредить природе, но и улучшать экологическую обстановку. Так вот, сброс неочищенных стоков на рельеф в черте Волгограда мы свели к нулю еще в конце 2016 года. Такую задачу городские власти нам даже не ставили, потому что она считалась невыполнимой. Но мы справились. Зловонных озер в Проломном овраге и у поселка Аэропорт больше нет.

Мы являемся одним из крупнейших природопользователей в регионе, но свою долю потребления уверенно сокращаем. При входе в концессию водоканал терял почти половину всей поднимаемой из Волги воды. Мы сократили эти потери более чем на треть и продолжаем двигаться в этом направлении. Наши усилия отмечены на IV Всероссийском конкурсе реализованных проектов в области энергосбережения и повышения энергоэффективности ENES-2017, где «Концессии водоснабжения» заняли третье место.

– Да, обывателю это действительно трудно заметить. Что нам с того, что вы сэкономили на электроэнергии. Нам нужно, чтобы вода была в кране, а не бежала по улицам.
– По улицам наша вода бежит значительно реже, потому что аварийность мы тоже сократили. И второй год обходимся без плановых профилактических остановок водоснабжения на три района. Весной 2018 года было проведено всего два крупных плановых отключения. Они не затронули северные районы города и лишь частично коснулись восточной части Дзержинского района. А осенью прошлого года Волгограду вообще удалось обойтись без них. В большинстве случаев остановки водоснабжения в последний год-два продиктованы необходимостью ввести в строй новый водопровод, новый коллектор. Это даже не профилактика, это новые объекты, новое оборудование и новые сети. Кстати, и этой осенью мы не проводим плановые отключения на несколько районов, потому что водоочистные сооружения после модернизации не нуждаются в такой частой профилактике. Заметили?

– Да, потому что слежу за вашей работой. Но вы правы, горожане этого не осознают.
– Это нормально. Вы обратили внимание на мой галстук?

– Да, но…
– Нет. Не обратили. Потому что нет ничего необычного. Вот если бы на галстуке были пятна кетчупа, вы бы заметили сразу. Волгоградцы воспринимают стабильную работу водопровода как само собой разумеющееся. Это работники водоканала могут записать себе в заслугу.
У города богатая история, но, какие бы бури тут ни бушевали, водопровод останавливался лишь дважды: во время гражданской войны и во время Сталинградской битвы. И то лишь потому, что в первый раз его взорвали, а во второй – разбомбили. В первый раз на восстановление ушло четыре года, во второй меньше года – водопровод в Сталинграде не работал всего лишь с сентября 1942-го до мая 1943-го. Все остальное – перестройка, реформенные 90-е, передача в частные руки и обратно – не остановили работу водоканала. Поэтому горожане и воспринимают его работу как нечто само собой разумеющееся. И это прекрасно. Городское коммунальное хозяйство слишком велико и слишком сложно устроено, и каждый видит только тот фрагмент, который касается лично его.

И все-таки ЖКХ меняется в ногу со временем, иначе и это отставание вы тоже бы заметили. Все уже привыкли к тому, что у крупных компаний есть колл-центры. Наш контакт-центр работает по тем же принципам, что и у телекоммуникационных компаний: круглосуточный, многоканальный, с отработкой обратной связи. В центре обслуживания клиентов у нас работает система электронной регистрации. Но и туда приходить не обязательно: очень много вопросов можно решить по электронной почте, образцы документов взять на сайте.

Современные технологии активно идут в ЖКХ: система автоматического управления сетью, которую мы внедрили в рамках своей инвестиционной программы, отслеживает показатели работы водопровода и увеличивает или снижает давление в сети в зависимости от объемов потребления. Раньше это делали вручную по приблизительным расчетам, поэтому где-то давления воды не хватало, а где-то оно было слишком сильным. Это избыточное давление – лишняя нагрузка на сети. Заменой ветхих труб мы переломили динамику: аварийность не только перестала нарастать, но и снизилась на треть. Причем снижение избыточного давления дало даже больший эффект, чем перекладки, так как коснулось всего города, а не отдельных участков.

– Новые технологии мы видим буквально на ладони. Приложение для смартфона, с помощью которого можно передать показания счетчика, заплатить за коммуналку – это прекрасно. А вот бы еще изобрести асфальт, который зарастает сам после аварийных раскопок.

– Да, это было бы кстати. Но пока такого нет, приходится справляться самим. За пригодный для работы с асфальтом сезон 2018 года КВ восстановили асфальтовое покрытие более чем на 8 тыс. квадратных метров. За оставшиеся до дождя и снега месяцы осталось восстановить менее 1000 кв.м. С таким итогом водоканал Волгограда еще никогда не входил в зиму: в прошлом году не успели заасфальтировать 2,5 тыс. квадратов, в 2016-м – 5,6 тысяч. Эти огромные объемы связаны с тем, что от МУПа после объединения наших коллективов нам достались и долги по благоустройству. Мы их методично погашали, чтобы войти в оперативный режим и не оставлять переходящих на весну «хвостов». Вообще у нас есть большое желание: работать незаметно для города. Как сердце. Чтобы о совершенных нашими рабочими подвигах горожане узнавали постфактум. Или не узнавали совсем.

– Получается? Можно на примере?
– Самый показательный пример – канализационный коллектор в Красноармейском районе, который совсем чуть-чуть не дожил до ввода в эксплуатацию новой линии. Его меняли кусочками, ставили хомуты и латки, но это положения не спасало: в ноябре прошлого года коллектор дал продольную трещину длиной шесть метров. Она в любой момент могла увеличиться еще: обследование показало, что толщина стальной трубы в нижней части коллектора кое-где сократилась до миллиметра. Проще всего было бы заменить этот участок. Но для этого пришлось бы минимум на сутки отключить подачу воды в Красноармейский и Кировский районы. Без воды и тепла остались бы 268 тысяч человек. Выбрали другой вариант – вести ремонт под давлением. Работали по ночам, когда объем стоков резко снижается, и можно хоть ненадолго остановить работу канализационных насосных станций. Самые опытные слесари и сварщики под давлением сточных вод в несколько атмосфер приваривали саркофаги, поверх них для надежности надевали хомуты. Город не должен был ничего заметить – и он не заметил.

– Зато город заметил, какое большое место в информационном пространстве стала занимать проблема открытых колодцев. Она явно обострилась в последний год. Воровать стали больше?
– Я бы так не сказал, хотя проблема стоит действительно остро. Начиная в феврале 2018 акцию «Закрой люк – спаси ребенка!», мы взяли на себя большую ответственность. К этому непростому решению нас подтолкнули горожане. С запуском круглосуточного контакт-центра к нам стали часто обращаться по поводу открытых колодцев. Горожане не знают, чьи они, да и специалисты не всегда могут без выезда на место определить, где чьи сети. Конечно, сигналы горожан помогают нам быстрее реагировать на непорядок в своем хозяйстве. Никому из нас не хочется узнать, что в открытом колодце погиб ребенок, а вы знаете, что в стране такие случаи были совсем недавно. Точное количество колодцев в городе, думаю, не знает никто. Только у «Концессий водоснабжения» их под 50 тысяч. Конечно, без участия горожан нам сложно уследить за каждым.

Горожане включились: с февраля мы получили около 1200 заявок. Свои закрываем, по чужим передаем информацию собственникам. Хотелось бы, чтоб наши добровольные помощники помогали еще и полиции, потому что воров поймать можно только по горячим следам. Не могу поверить, что, когда крышки снимают по всей улице, никто не видел и не слышал, как это произошло. Звонить в полицию нужно сразу же, надо сообщать номера машин, приметы воров, тогда уголовное дело им обеспечено. Те случаи поимки воров, которые мы знаем, связаны как раз с тем, что бдительные женщины – именно женщины! – звонят в полицию и сообщают об увиденном. Недавно мы публично благодарили неравнодушную горожанку, которая поступила как настоящий патриот своего города, сообщив в полицию о воре. Так должен поступать каждый! Крышка колодца – это не просто собственность. Это сбереженная жизнь.

– Может, вам позаботиться о замене чугунных крышек пластиковыми?
– Заботимся, но их точно так же сдают в переработку. Закупаем крышки на шарнирах, их, конечно, украсть будет сложнее, но и ставить можно только на зеленых зонах и тротуарах, автомобильного движения шарнир не выдерживает. Замки, шарниры и прочие устройства – все это удорожает наше хозяйство. Поэтому все-таки самый лучший выход – пресекать воровство. Мы ждем помощи от полиции, а полиции нужна помощь горожан.

– Наверное, еще надо учитывать уровень жизни в городе? Люди идут на воровство от бедности.
– Это миф, который на самом деле оправдывает воров. За крышками приезжают на машинах. Это не бомжи и не нищие. Это люди, которые не осознают последствий своих действий. Вот еще один миф: что за коммунальные услуги не платят из-за бедности. Действительно, есть асоциальные элементы, которым водка важнее воды. Но на их долю приходится не более одного-полутора процентов долгов. Самые злостные неплательщики – обеспеченные люди, у которых не одно жилье, владельцы хороших коттеджей. На «инфинити» деньги есть, на воду нет. Неплатежи за коммуналку – это не вопрос уровня жизни, это вопрос отношения. Поэтому не стоит оправдывать их уровнем доходов, как и любое другое воровство.

– Вы работали в водоканалах в разных городах страны. Есть отличия?
– Принципиальных нет. Хотя у Волгограда есть особенность, которая меня удивила: здесь многие плохо отзываются о городе, будто бы не замечая достоинств, которыми он обладает. Я здесь живу с ноября 2016 года, но город знал и раньше. Начиная с 1990-х, когда удавалось попутешествовать с семьёй, всегда останавливались в Волгограде хотя бы дня на три. Никогда не мог проехать мимо. Отдать долг памяти героям, павшим за наше будущее. Подняться на Мамаев курган. Погулять по красивому городу. Это отношение передалось всей моей семье: не только мы с женой, но и сын с супругой и дочкой поселились в Волгограде. Поэтому меня всегда так удивляло, что волгоградцы недовольны городом. Но все-таки в последний год агрессивный негатив уступает место пониманию: о своем городе, о своем доме нужно заботиться. Надеюсь, что и мы внесли свой вклад в это понимание, выстраивая партнерские отношения с абонентами.

Уважение к городу мы проявляем не только в своей повседневной работе, но и в культурных проектах, которые реализуем вместе с горожанами, таких, как стрит-арт «Путь воды» на заборе водоочистных сооружений, спектакль-воспоминание «Белое платье», сыгранный волонтерами на территории наших резервуаров на Мамаевом кургане. Это самые крупные проекты, а вообще их было много. Мы открыты к идеям, инициативам, и в этом нам очень помогает богатая история городского водоканала, которую хранит наш музей. За последние пару лет он из корпоративного музея водоканала превратился в настоящий городской музей историй чистой воды «Фильтры». Коммунальное хозяйство еще никогда не было таким открытым, как сейчас. Я активно интересуюсь тем, как работают мои коллеги в других водоканалах, и могу уверенно говорить: да, ЖКХ меняется по всей стране, но Волгоград – в лидерах.