Минрегионразвития России настаивает на усилении продольной жесткости «танцующего» моста в Волгограде. Также рассматривается вариант оборудования моста обтекателями для улучшения аэродинамики сооружения.

Кроме этого, эксперты оценят обоснованность уменьшения высоты главной пролетной балки моста с 3,6 до 3,3 метра. Такие предварительные направления работы были намечены на совещании экспертов рабочей группы в Минрегионе РФ.

Чуть ранее к таким же выводам пришли специалисты Центрального аэрогидродинамического института имени Жуковского (ЦАГИ), которые предположили, что причиной аномальных плясок волгоградского моста могли стать изменения в проекте.

– Мост должен был строиться по стандартному проекту, но в процессе модификации в проект были внесены изменения, благодаря которым и стало возможным подобное явление. По нашему мнению, требуется внесение незначительных изменений в аэродинамические формы этого сооружения – Пояснил volpromex.ru один из специалистов ЦАГИ Александр Дзюба.

Ранее специалисты различных институтов, ведомств и экспертных организаций в один голос утверждали, что причиной колебаний мостового перехода стал ветровой резонанс. Однако сейчас вырисовывается другая картина. Причиной колебаний могли стать необоснованные изменения в проекте, из-за которых и смог произойти ветровой резонанс.

Как могли повлиять изменения в проекте на поведение моста, еще предстоит выяснить компетентным органам. Хотя уже вчера руководитель Счетной палаты Сергей Степашин в докладе президенту России Дмитрию Медведеву доложил, что техническая документация по мосту «не выдерживает никакой критики». Кроме этого, СП обнаружила завышение стоимости строительства моста более чем на 10%. При общей стоимости проекта в 13 млрд. руб., лишними, по мнению аудиторов, стали 1,5 млрд. руб., а прямые финансовые нарушения составили 152 млн. руб.

Аудиторы Контрольно-счетной палаты Волгоградской области в своем заключении по результатам проверки моста, прямо называют эти нарушения – «подозрением на коррупцию». В подтверждении своих выводов они приводят некоторые схемы, по которым проводились махинации при расселении жителей домов, попавших в зону застройки.

Более того, до недавнего времени, волгоградский мост не был принят на баланс областного дорожного управления. Это выяснило опять же областное КСП. Подобная новость вовсе делает удивительным механизм пуска комплекса в эксплуатацию.

Теперь слово за Генеральной прокуратурой, куда направлены документы проверки Счетной палаты. Ну, а волгоградцам и «транзитным» гостям города на Волге придется как-то жить с этим мостом. А как жить – решат уже в министерствах и ведомствах.

В свою очередь администрация Волгоградской области выступила с заявлением, что нынешние власти не имеют отношения к строительству злополучного моста и виновных нужно искать в прошлом. «И хотя эти нарушения относятся, как говорится, к делам давно минувших лет, мы надеемся, что правоохранительные органы объективно разберутся во всех обстоятельствах», – Говорится в сообщении обладминистрации.

Помимо намека о снятии ответственности с команды нового губернатора Анатолия Бровко за «танцы» моста, региональные власти также сообщили, что в ближайшие 7-10 дней по проблемной конструкции все-таки пустят грузовой транспорт. «На мосту уже установлены специальные датчики и метеостанции, которые отслеживают направление и силу ветра. В ближайшие 10 дней мы получим рекомендации специалистов, которые обязательно выполним». – Отмечается в официальном сообщении администрации Волгоградской области.

Можно ли это назвать серьезными изменениями, которые смогут обеспечить безопасность снующих по мосту автомобилей? Не только грузовых, но и легковых?

На этот вопрос косвенно ответил президент России Дмитрий Медведев в разговоре с Сергеем Степашиным:

– Надо довести это до конца, потому что мы не можем сохранять объект без каких-то технических улучшений, если он грозит обвалиться. Конечно, если экспертиза придёт к выводу, что всё это нормально и будет служить, тогда – пожалуйста. Но я думаю, что сейчас ни одна экспертиза на себя это не возьмёт, особенно после тех выводов, о которых вы говорите.