Во-первых, прогнозируемые – как и текущие – нефтяные цены не являются низкими, а в исторической перспективе – даже скорее высокими. Для России низкой можно считать цену ниже 40 долл./барр, если исходить из параметров бюджетного планирования и официального макропрогноза. Цена на уровне в 40 долл./барр и выше является комфортной как для бюджета, так и для экономики в целом.

Во-вторых, нефтяные цены перестают быть драйвером экономического роста в РФ. Дело в том, что хотя более высокие (чем официальный прогноз) цены увеличивают дополнительные доходы правительства и – помимо создания “подушки безопасности” в виде резервов – теоретически повышают возможность увеличения бюджетных расходов, такие расходы могут не оказать столь же сильного влияния на рост экономики, как это было ранее.

Причина в том, что рост экономики и рост доходов населения во все более сильной форме сдерживается структурными ограничениями, малым объемом частных инвестиций и низким качеством рабочей силы. Вливанием госсредств в экономику эти проблемы не решить. Так что требуются реформы, а вероятность их осуществления повышается в сценарии (относительно) низких цен на нефть, когда дополнительных ресурсов для “затыкания дыр” у правительства попросту нет.

Сценарий МЭА в целом нейтрален для РФ и ее экономики. Главный вопрос здесь больше внутренний – наличие у руководства политической воли и квалификации для осуществления комплексной программы реформ.

Директор филиала БКС Премьер в Волгограде Светлана Данилова.