Финансовые эксперты утверждают: будущее банковской системы – за розничным бизнесом, благодаря которому кредитным организациям удастся выжить в жесткой конкурентной среде. Розничные клиенты
позволяют банкам формировать подушку безопасности: обеспечивают фондирование в виде вкладов, приносят высокомаржинальный доход от потребкредитования, дают диверсифицикацию кредитного портфеля.

История развития российского розничного банкинга достаточно молода. Это направление кредитные организации стали развивать в новом тысячелетии, когда уровень жизни населения пошел вверх – у граждан
появились накопления, уверенность в будущем, желание тратить и брать кредиты. На этой волне банки начали развивать розничное кредитование.

Жертва кризиса

Тогда же о развитии нового для себя направления задумался и ВТБ (тогда еще Внешторгбанк), специализирующийся на обслуживании крупных корпоративных клиентов. «Президенту банка Андрею Костину удалось
сформировать профессиональную команду людей, умеющих принимать правильные решения. К 2004 году Внешторгбанк стал крупным финансовым институтом с широкой корпоративной клиентурой, имевшей большое
количество сотрудников. А им также требовалось банковское обслуживание», — вспоминает сегодня Михаил Кузовлев, в 2002-2004 годы работавший вице-президентом Внешторгбанка, а ныне глава Банка Москвы
(БМ).

Консалтинговая компания McKenzie предложила превратить корпоративный банк в универсальный, выбрав розницу одним из стратегических направлений. Так, в ВТБ появилось подразделение, которому
предстояло запустить ритейловый «старт-ап». Со временем стала появляться рыночная клиентура, развиваться сеть отделений. Возможно, идея органического развития розницы воплотилась бы в полной мере,
если бы не так называемый «кризис доверия» 2004-го.

Одной из его жертв стал Гута-банк, входящий в 30 крупнейших частных банков России, его владельцам не удалось сохранить устойчивость структуры, рухнувшей под напором паникующих клиентов. По слухам,
приобрести «Гуту» Андрею Костину предложил глава ЦБ РФ Сергей Игнатьев – банкротство такого крупного институт могло бы привести к необратимым процессам в стране. «У ВТБ не было особо выбора. Ситуация
была таковой, что решение принималось быстро (в том числе чтобы не допустить системного кризиса в банковской сфере)», — вспоминает Эмиль Юсупов, член правления Финансовой Группы БКС.

Тогда в Гута-банк и десантировалась команда во главе с Кузовлевым, который будучи вице-президентом Внешторгбанка как раз занимался реструктуризацией проблемных активов. «Все было стремительно. Я шел
по коридору, встретил Андрея Леонидовича, который сказал, что нужно пройти в соседнюю комнату, где меня уже ожидали предыдущие владельцы Гута-Банка. Собственно, так и началась покупка Гута-Банка.
Всего за неделю мы провели дью-дилиженс банка, проанализировали активы и обязательства», — говорит Кузовлев. В итоге, Внешторгбанк заплатил за Гуту всего 1 млн рублей – деньги смешные, но учитывая
проблемы банка и эта сумма могла показаться большой.

Так, ВТБ досталась солидная структура, имевшая большое количество отделений и филиалов в регионах. После оформления сделки началась работа по реструктуризации проблемных активов и реорганизации
бизнеса. Чтобы не создавать конкурента Внешторгбанка, из Гута-банка было решено создать монолайнер – кредитную организацию, специализирующуюся исключительно на розничном бизнесе. Так, ВТБ стал на
путь активного развития за счет слияний и поглощений. «Сейчас существует очень большой потенциал для развития розничных банковских услуг в России. Прежде всего, таких как потребительские кредиты,
ипотечные кредиты, депозиты, кредитные карты, и так далее, — говорил Андрей Костин в 2005 году. – И мы считаем, что Внешторгбанк в состоянии занять серьезную нишу на этом рынке, а в течение
ближайших 2-3 лет стать одним из ведущих розничных банков в России, а возможно, и в ряде стран постсоветского пространства».

Со временем так и случилось. Но до этого Гута-банку предстояло проделать большой путь: постепенно ему была передана розничная часть бизнеса из головного ВТБ и ВТБ Северо-Запада (бывший Промстройбанк
– прим. Ко), реструктуризация корпоративного портфеля заняла продолжительное время: со временем крупный корпоративный бизнес был передан в ВТБ, а средний и малый, исторически занимающий в балансе
Гута-банка большой объем, сохранился за этой кредитной организацией.

Согласно новой же стратегии, Гута-банк должен был получить новое название – общий бренд всей банковской группы, тогда уже сокращенный до ВТБ. Однако с названием быстро определиться не получилось –
юридически обновленный банк стал называться ВТБ-Розничные Услуги (ВТБ-РУ), а на вывесках красовалось ВТБ24 — так было понятней для российского обывателя. Позже решено было полностью перевести банк
на бренд ВТБ24.

Вторым быть выгодно

В 2005 году банк возглавил бывший министр финансов Михаил Задорнов, который начал формировать новую команду менеджеров, выходцев из самых разных розничных структур. В продуктовой линейке банка
появились кредитные карты, в том числе с льготным периодом, автокредитование, предложения по ипотеке и малому бизнесу. С 2007 года банк начал активно строить сеть – за 5 лет количество офисов в
регионах выросла почти в 4 раза – со 160 до 613. Таким образом, была создана одна из самых мощных и эффективных розничных банковских сетей.

Структура сделала ставку на обслуживание россиян с доходом от среднего и выше. «Банк не стал конкурировать со Сбербанком за социальные выплаты, да и региональная сеть для этого не была
приспособлена. Зато ориентация на средний и верхний сегмент розничной клиентуры сразу стала давать отдачу», — говорит первый зампред правления «ВТБ 24» Дмитрий Руденко.

Сегодня ВТБ24 занимает второе место среди розничных банков России. «На рынке ипотечного кредитования доля ВТБ24 составляет около 16%, по кредитным картам — около 10%, — говорит Эмиль Юсупов из
ФГ БКС, — Перспективы лучше, чем у специализированных банков, так как есть больше возможностей для кросс-продаж». В целом, по объему кредитов физлицам банк занимает 11,4% рынка, что в 2,8 раза
меньше, чем у Сбербанка, но в 3,4 раза больше, чем у третьего банка – Росбанка. По объему вкладов физлиц ВТБ24 занимает 7% рынка, что в 7,6 раз меньше Сбербанка, но в 3,2 раза больше третьего банка –
Газпромбанка.

Второе преимущество ВТБ24, по словам Юсупова, — возможность добавлять клиентскую базу за счет сделок M&A головной структуры. ВТБ продолжает скупать крупных игроков на рынке. В прошлом году
был приобретен контрольный пакет в принадлежащем РЖД Транскредитбанке (ТКБ). В этом году доля госбанка будет доведена до 100%. Интеграция с ТКБ дополнит региональную сеть ВТБ24 еще 100 городами
присутствия, а бизнес банка –почти двумя миллионами активных клиентов: работниками железной дороги и смежных предприятий. В итоге объединенная сеть к концу 2013 года будет насчитывать 1000
офисов.

Другая сделка – покупка Банка Москвы в 2011 году была неоднозначно воспринята банковским сообществом. После затянувшихся переговоров ВТБ заполучил структуру с «дырой» в балансе в 360 млрд рублей.
«Для нас эта покупка стала новым вызовом, «Гутой» своего времени, — говорит Михаил Кузовлев. – Со стратегической точки зрения БМ – очень удачный объект для поглощения, на столичном рынке он успешно
конкурировал со Сбербанком».

Когда вскрылись масштабные хищения прежнего руководства БМ, из-за которых возникла рекордная в российской банковской истории «дыра», на государственном уровне было принято решение оказать
поддержку финансовому институту. БМ получил займ АСВ, и сегодня, возвращая средства государству, интегрируется в Группу ВТБ. По словам Михаила Кузовлева, президента – председателя правления Банка
Москвы, стратегия развития бизнеса столичного банка предполагает его самостоятельное развитие. «Банк будет работать с предприятиями среднего и малого бизнеса, продолжит обслуживание своих крупных
клиентов.

Мы сосредоточимся на работе в Москве и Московской области, уделяя особое внимание работе с предприятиями – участниками городского заказа. Но и из регионов мы уходить совсем не собираемся, нам
интересно распространять наш уникальный опыт работы с госзаказом как можно шире», — говорит Кузовлев.

«Сейчас уже всем понятно, что хотя Банк Москвы и имел проблемы, его покупка была выгодной из-за широкой сети банка и сформированной клиентуры. И ВТБ 24 сможет использовать эти преимущества сейчас
в своем развитии», — говорит президент Ассоциации региональных банков России и депутат Госдумы Анатолий Аксаков. Общее число активных клиентов ТКБ, Банка Москвы и ВТБ24 превышает 10 млн человек, в
объединенную сеть банкоматов входит около 10 тыс. устройств. «Приобретение Банка Москвы и ТКБ позволяет сократить издержки за счет объединения операционных систем банков приблизительно на 5% или
более, объединенный банк получит потенциальную прибыль на 2013 – 2015 годах в 200 млрд руб. что позволит рассчитывать на рост его капитализации в обозримой перспективе в 2 – 3 раза», — говорит
Александр Осин, главный экономист УК “Финам Менеджмент”.

ВТБ24 самым активным образом сотрудничает с другими банками Группы ВТБ – в том числе зарубежными дочками. «ВТБ-Украина»– крупный игрок на рынке обслуживания физлиц, — говорит Дмитрий Руденко. –
Во Франции и Германии мы стали первым российским банком, который смог составить реальную конкуренцию местным игрокам. В частности, на рынке дистанционного обслуживания граждан по приему вкладов».

Но оставаясь главным «куратором» розничных услуг по всей Группе ВТБ во всех странах присутствия, сам ВТБ24 генерирует значимую долю прибыли в холдинге. Тем самым показывая, что российская розница
остается действительно перспективным и доходным направлением банковского бизнеса. «Очень хорошо, что на рынке появляется банк, который может составить реальную конкуренцию Сбербанку, — считает
Анатолий Аксаков. — Конкуренция позволяет повышать качество продуктов и снижать ставки. Очевидно, что чем больше будет на рынке конкурентов Сбербанку, тем активнее будет развиваться банковская
розница».

 

По материалам пресс-службы ВТБ